0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мария антуанетта пирожные

Мария-Антуанетта: «если народу не хватает хлеба, пусть едят пирожные»

Имя Марии-Антуанетты стало символом падения монархии во Франции, символом оторванности монархии от народа, символом ненормальных трат и развлечений.

Ее знаменитая фраза вошла в историю. Когда королеве Франции Марии-Антуанетте сказали о том, что в стране голод и людям не хватает хлеба, она удивилась и произнесла:

Пусть тогда едят пирожные!

Человек совершенно не понимал, что такое голод и нищета, что такое отсутствие еды в принципе, уж ее-то вряд ли бы волновало отсутствие хлеба на столе, ведь она могла бы и пирожными пообедать.

Какой была эта скандальная королева? Какие факторы сошлись, что она стала такой?

Детство и юность в Вене

Мария-Антуанетта была младшей дочерью грозной и властной австрийской императрицы Марии-Терезии. Поздний ребенок, младшая девочка — няньки и гувернантки ее любили и баловали. Отношения с матерью были не то, чтобы плохими, скорее просто не были близостью. Мария-Терезия требовала, чтобы ее дети с малых лет обучались необходимым премудростям наук, искусствам и этикету, сама разработала программу их образования.

Мария-Антуанетта склонностей и интересов к наукам и образованию не имела. Она любила музыку, стихи, танцы. Кстати, танцам ее учил сам Глюк. Строгость и чопорность венского двора, конечно, уступали мадридскому, но живой девочке, жаждущей развлечений и увеселений, здесь было тесновато.

Она была очень красивой девочкой, ее миловидностью и красотой восхищались все вокруг и она это знала, и купалась в комплиментах, наслаждалась восхищениями людей.

Знания Марии-Антуанетты так и остались поверхностными. Но в целом, ей и не нужны были науки. Ее назначение было старо как мир — удачно выйти замуж. Точнее от нее требовалось разве что быть приятной для мужа, которого выберет ей мать и высшие австрийские чины.

Замужество с Людовиком

А мужа юной принцессе выбрали едва ли не самого лучшего на тот момент. Дофин Людовик, наследник французского трона, внук царствующего стареющего короля Людовика XV.

Разве можно было подобрать лучшую партию? Два великих дома — Габсбурги и Бурбоны соединяются в политическом браке. Свадьба состоялась, когда Марии-Антуанетте было 15, а Людовику 16 лет.

Политический брак стал дружеским. У юных супругов сразу же завязались хорошие отношения. Марию-Антуанетту хорошо приняли при французском дворе. К тому же ее суть быстро поняли и многие стали искать расположения молодой и яркой красавицы-дофины.

Тут сыграла роль проблема интимного характера — у Людовика был фимоз, от операции он отказывался и по сути настоящими мужем и женой они так и не стали. Вместе гуляли, ездили по гостям, совершали официальные выходы, обедали — но не более того. Людовик не спал со своей женой.

Это длилось несколько лет, если быть точными, то целых 7. Мария-Антуанетта с головой окунулась в разгульную жизнь, радуясь своему пребыванию в вольном и часто даже фривольном французском дворе. Она обрела свободу и положение, которых у нее не было в Вене, а главное — ей было позволено слишком многое. Мария-Антуанетта до упаду плясала на балах, постоянно разъезжала по гостям, устраивала приемы у себя. При ней была вся веселая молодежь, кутежи до утра, азартные игры и радость, веселье, музыка.

Читать еще:  Глазурь для пончиков рецепт

Королева Франции

В конце-концов Людовику сделали операцию и он стал полноценным мужчиной. За годы брака Мария-Антуанетта родила ему четверых детей. Детей своих она любила, но, как это было заведено при монарших дворах, мало времени уделяла их воспитанию, для этого были няньки, гувернантки, учителя.

Поначалу Марию-Антуанетту любили. Восхождение на престол этой королевской пары люди восприняли положительно. От молодых монархов ждали свежих решений, обновления закостенелых сфер, ведь все-таки до этого страной несколько десятилетий правил Людовик XV, которых был уже стар. И, кстати, его фаворитки всех порядком достали. Брак Людовика XVI и Марии-Антуанетты в этом плане был более хорош.

Молодая королева была олицетворением всего лучшего и прекрасного: красивая, модно одетая, всегда шикарная, веселая, добрая, великодушная, щедрая.

Дружеское отношение — еще не любовь, к тому же Людовик не очень-то разделял страсть супруги к развлечениям и пляскам. И как бы откупался от нее, совершенно не контролировал ее траты. А тратила Мария-Антуаентта запредельно много: роскошные наряды, шикарные невообразимые прически, дорогие драгоценности, выезды, балы, обеды. К тому же королева была азартна и проигрывала огромные суммы. Апофеозом стал дворец Трианон, который она полностью отремонтировала и обставила по своему вкусу, потратив прорву денег.

Народ, который ранее любил свою королеву, постепенно стал ее ненавидеть. Траты на шикарную жизнь при общем обнищании народы были пиром по время чумы. Страна начинала закипать. Зерна революции упали на благодатную почву.

Последовали страшные события Французской Революции, монархов заключили под стражу, лишили всего, даже имени, из называли супругами Капет. Людовика казнили в январе 1793 года. Мария-Антуанетта, как ни странно, держалась с честью и достоинством. Гордо и спокойно сносила лишения и условия тюремного содержания.

16 октября 1793 года королеву Марию-Антуанетту приговорили к смертной казни. Она сама поднялась на эшафот и сама положила голову на гильотину. Далеко не все мужчины вели себя так, как эта слабая женщина. Ей было 37 лет.

В случае Марии-Антуанетты так и хочется сказать «допрыгалась». Будь королева немного дальновиднее и думай она не только о себе, все могло сложиться иначе. Короли, которые воспринимают положение как возможность исключительно для развлечений, как правило, плохо заканчивают.

Если материал вам понравился, ставьте лайк и подписывайтесь на канал. Впереди много интересного 😉

Про пирожные Марии-Антуанетты, круассаны и странствующих венских кондитеров

Мария-Антуанетта (нем. Maria Antonia Josepha Johanna von Habsburg-Lothringen, фр. Marie Antoinette Josèphe Jeanne de Habsbourg-Lorraine 1755 — 1793)

Мария-Антуанетта никогда не говорила знаменитой фразы «Пусть едят пирожные». Это ложь. Вот что пишет об этом Стивен Фрай:

Читать еще:  Ватрушки из слоеного теста с творогом

«1789 год. Французская революция в разгаре. Парижская беднота бунтует, поскольку у народа нет хлеба, а королева Мария-Антуанетта — бесчувственно безразличная, пытаясь пошутить или просто из природной глупости, — не находит ничего лучшего, как предложить, чтобы вместо хлеба они ели пирожные.

Проблема номер один заключается в том, что это были не пирожные, а бриоши (оригинальный французский текст звучит так: Qu’ils mangentde la brioches). Согласно Алану Дэвидсону и его «Оксфордскому справочнику по кулинарии», «бриошь в XVIII веке представлял собой лишь слегка обогащенную (за счет скромного количества масла и яиц) булочку, по сути не далеко ушедшую от хорошего белого хлеба». Так что предложение королевы вполне можно считать попыткой сделать доброе дело: мол, если народ хочет хлеба, дайте им того, что получше.

И все бы хорошо, вот только Мария-Антуанетта ничего подобного не говорила. Фраза активно курсировала в печати начиная аж с 1760 года — для иллюстрации разложения аристократии. А Жан-Жак Руссо вообще утверждал, что слышал ее еще в 1740-м.

Последний из биографов Марии-Антуанетты, леди Антония Фрейзер, приписывает это высказывание совершенно другой королеве — Марии-Терезии, супруге Людовика XIV, «Короля-солнце», — хотя в действительности сказать ее мог кто угодно: восемнадцатый век не испытывал недостатка в благородных барынях. Возможно также, что знаменитая фраза вообще была придумана в пропагандистских целях.

Известна и еще одна история, согласно которой именно Мария-Антуанетта познакомила Францию с круассанами, якобы привезенными из родной Вены. Нам этот миф тоже представляется маловероятным, поскольку первое упоминание о круассанах во Франции относится лишь к 1853 году.

Что интересно, примерно в то же самое время странствующие австрийские кондитеры завезли рецепт слоеного теста в Данию. С тех пор знаменитые «датские плюшки» известны в этой стране как wienerbrod («венский хлеб»).

В Вене же их называют Kopenhagener (То есть «копенгагенскими» (нем.).»

Стивен Фрай в роли Дживса

Стивен Фрай «Книга всеобщих заблуждений» (Stephen John Fry. The book of general ignorance. 2009)

Нет хлеба — пусть едят пирожные

История о том, что эти слова произнесла королева Мария-Антуанетта, когда ей рассказали, что народу нечего есть, — сказка. Ее источник — Жан-Жак Руссо. В своей «Исповеди» он каялся в том, что в молодости крал вино в доме, где служил воспитателем.

Чтобы пить вино в комнате, ему нужно было раздобыть закуску, и он не мог придумать, где взять хлеб, так как «невозможно было оставлять его про запас; покупать хлеб, посылая лакеев, значило бы выдать себя». «Наконец я вспомнил, какой выход придумала одна принцесса; когда ей доложили, что у крестьян нет хлеба, она ответила: «Пускай едят бриоши». Руссо покупал без урона для своей чести бриоши — сладкие булочки, запирался в комнате, доставал из шкафа украденную бутылку и «славно распивал ее понемногу наедине, читая страницу-другую романа».

Руссо не назвал имя «принцессы», но историки считают, что это была дочь Людовика XV, Виктория, которая, правда, предложила беднякам запеченный паштет — от этого, впрочем, мерзость высказывания не ослабевает.

Читать еще:  Рецепт слойки с сыром

Но чем больше возрастала непопулярность Марии-Антуанетты, тратившей в разорявшейся Франции огромные деньги на наряды, украшения и карточную игру, — тем чаще люди верили, что это она бросила бессердечную фразу.

О Марии-Антуанетте ходило много слухов — большинство из них были беспочвенными, но на самом деле почва была — ее пренебрежение интересами Франции и народа. И когда наступила революция и королеву везли на площадь Революции (которая тогда еще не стала площадью Согласия), где была установлена гильотина, то, наверное, многие в злорадно наблюдавшей толпе вспоминали слова о бриошах, которые традиция позже превратила в пирожные.

Виктория в отличие от Марии-Антуанетты выжила, сумела с сестрой убежать из Франции. Две пожилые дамы добрались до Италии, где переезжали из одного княжества в другое, спасаясь от революционных французских войск. Они пытались укрыться в Неаполе, где королевой была сестра Марии-Антуанетты, но там никто им не был рад. Им пришлось сесть на кораблик и по морю добраться до Триеста, где они нашли убежище от революции — но вскоре скончались.

Я не буду говорить, что революция во Франции произошла из-за того, что глупая тетка бросила дурацкую фразу. Просто фраза про бриоши прекрасно показывает отношение власть имущих к народу. То отношение, за которое они очень дорого заплатили.

А в Китае в III веке правил император Хуэй Ди. О нем еще с молодости было известно, что он… ммм… не совсем хорошо соображает. Молодой принц, услышав кваканье лягушек, спросил: «Они квакают, потому что хотят сами, или потому что им приказало правительство?» А когда он стал императором, и ему сказали, что у народа нет хлеба — этот гигант мысли ответил: «Пусть едят мясо».

Правление Хуэй Ди прошло в кровавой борьбе многочисленных регентов и придворного окружения и завершилось, когда кто-то отравил императора. Китайская империя переживала ужасающий кризис, уже после смерти Хуэй Ди императорскому двору пришлось бежать на юг, спасаясь от кочевников, от которых Китай был неспособен защититься. В конце концов ослабевшая от постоянных внутренних раздоров и внешних нападений страна распалась — наступила эпоха «шестнадцати варварских государств».

Священник Дмитрий Смирнов — не Мария-Антуанетта, не принцесса Виктория, и даже не император Хуэй Ди. Он просто мелкая сволочь, которая называет невенчанных жен «бесплатными проститутками», а теперь советует тем, кто потерял работу, «просить милостыньку». Какие бы посты этот урод ни занимал в патриархии, это не имеет значения.

Но он не один такой, есть еще целая армия начальников, которые говорят, что «макарошки» стоят дешево, дарят ветеранам на праздник по бутылке водки, а мальчику с ДЦП — велосипед, выдают сиротам квартиры, где нет пола, а стены покрыты плесенью, глумятся над нами на своих испанских виллах, на своих яхтах, в своих дворцах.

Так пусть они думают про Марию-Антуанетту и императора Хуэй Ди каждый раз, когда будут совать себе в пасть очередное пирожное — и пусть оно им станет поперек горла.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector